24.10.2017
«Новый подход к общей теории рыночной экономики: содержание и основные результаты» – к предстоящей презентации книги директора МШЭ МГУ академика А.Д. Некипелова «Общая теория рыночной экономики».

26 октября в Московской  школе экономики МГУ имени М.В.Ломоносова  состоится  презентацию книги директора МШЭ МГУ академика  А.Д. Некипелова «Общая теория рыночной экономики».

Уже опубликована первая рецензия на эту книгу на страницах газеты научного сообщества «Поиск»,

в которой , в частности, отмечается уникальность этого нового учебника , автор которого  « предлагает совершенно новый подход к экономической теории, пересматривает незыблемое со времен Кейнса деление ее на микро- и макроэкономику».

В связи с предстоящей презентацией книги Александра Дмитриевича, предлагаем читателям нашего сайта познакомиться с тем, в чем собственно заключается предлагаемый автором  «новый подход  к общей теории рыночной экономики»:

Новый подход к общей теории рыночной экономики: содержание и основные результаты[1]

Представляемый труд является результатом многолетней работы автора в сфере общей экономической теории. Первые итоги были опубликованы в монографии 2006 года[2]. Сформулированный там подход получил развитие в ходе дальнейших исследований акад. А.Д. Некипелова. Полученные результаты апробировались помимо обычных публикаций в курсах лекций, которые он с момента создания Московской школы экономики МГУ им. М.В. Ломоносова (МШЭ МГУ) читал как для магистров, так и для бакалавров.

Материал «Общей теории рыночной экономики» организован таким образом, что он может использоваться как на первой (в бакалавриате), так и на второй (в магистратуре) ступени высшего экономического образования. Представляется, что он полезен и для аспирантов, изучающих методологические и теоретические проблемы экономической науки.

Для того чтобы учебник был понятен уже первокурсникам, основной текст каждой главы в минимальной степени использует математический аппарат. В сущности, в этой части его применение сведено к графическому представлению рассматриваемых моделей и, в ограниченном числе случаев, — к формулированию условий этих моделей или вытекающих из них выводов. В наиболее важных местах используются условные примеры. Они позволяют на конкретных цифрах дать студентам возможность прочувствовать основные идеи, содержащиеся в экономических конструкциях, сформулированных ранее на вербальном уровне. Главное, чтобы на начальном этапе обучения студент сумел глубоко вникнуть как в существо стоящих перед экономической теорией проблем, так и в общие подходы к их решению. Только тогда у него может постепенно сформироваться подлинно экономическое мышление. Решению этой же задачи призваны содействовать и помещенные вслед за основным текстом каждой главы списки встречающихся в ней новых терминов, контрольных вопросов и заданий.

В то же время тексты многих глав сопровождают математические приложения. Именно эта часть работы, а также вопросы методологического характера, поставленные нестандартным образом в основном тексте, важна для подготовки магистров и аспирантов. Кроме того, математические приложения можно рассматривать как «платье на вырост» для студентов-первокурсников. Опыт преподавания автором курса «Введение в экономическую теорию» показал, что всегда находятся любознательные студенты, которым интересно, какими методами можно формализовать те логические построения, которые содержатся в основном тексте глав, а также увидеть строгое подтверждение сделанных там выводов. Математические приложения помогают получить сведения на этот счет из самого учебника. Наконец, наличие математических приложений помогает студентам с самого начала прочувствовать, сколь важен для современной экономической теории математический аппарат. А это – не последнее дело с точки зрения ориентации их на серьезное отношение к изучению математических дисциплин.

«Общая теория рыночной экономики» позволяет студентам усвоить основной комплекс знаний, содержащихся в базовых курсах микро- и макроэкономики. Как показал опыт МШЭ МГУ, данное обстоятельство существенно облегчает для них восприятие материала «продвинутых» курсов по этим направлениям современной экономической науки. Но это – лишь одна сторона дела. Другая, не менее важная, состоит в том, что работа акад. А.Д. Некипелова претендует на качественно новый подход как к построению экономической теории, так и трактовке отдельных, казалось бы, давно устоявшихся вопросов. Иными словами, автор попытался трансформировать в форму учебника для высшей школы результаты многолетней исследовательской работы.

Со времен А. Маршалла экономическую теорию принято – и не только в англоязычной литературе — именовать «экономикс». До этого в течение примерно трехсот лет она называлась политической экономией. Разработка Дж. М. Кейнсом основ макроэкономической теории привела к распадению экономической теории на две части – микро- и макроэкономику. С тех пор эти названия носит подавляющее большинство учебников, посвященных этой области знаний.

У такого развития событий была своя логика; о ней речь идет и в настоящей работе (см. в особенности первую и последние – начиная с двадцать пятой — главы). Вместе с тем акад. А.Д. Некипелов исходит из того, что раскол теории на две науки – микро- и макроэкономику стал одним из проявлений кризиса современной экономической науки. Автор показывает (см. двадцать шестую главу), что эти два раздела «экономикса» опираются на качественно различную аксиоматику и играют принципиально разную роль, с одной стороны, в понимании природы экономической системы, а, с другой, — в формировании экономической политики. Качественное различие между эти двумя разделами современной экономической теории наиболее ярко проявляется в трактовке проблемы социального оптимума.

Основную часть «Общей теории рыночной экономики» автор относит к так называемой «чистой теории». В его представлении чистая (или общая) экономическая теория имеет специфическую миссию. Опираясь на собственную аксиоматику и дедуктивный метод исследования, она призвана построить своеобразный интеллектуальный макет экономической системы (в данном случае – рыночного хозяйства), позволяющий понять природу взаимосвязей, складывающихся между ее основными элементами. При этом, доказывает автор, между чистой теорией и практикой нет, и не может быть непосредственной связи; между ними лежит то, что он называет «зоной неопределенности» (см. заключительный подраздел двадцать восьмой главы). В таком положении дел, по убеждению акад. А.Д. Некипелова, проявляется субстанциальное различие естественных и общественных наук. Последние имеют дело с взаимодействием людей, которые, в отличие от атомов и молекул, обладают сознанием, интересами и вытекающей из этого способностью не только адаптироваться к внешним условиям, но и целенаправленно изменять их. Удивление, скорее, должно вызывать не отсутствие мостика, напрямую соединяющего теорию и практику, а способность теории, полученной дедуктивным способом, давать целостное представление об экономической системе, находящееся в общем русле с нашим представлением о том, как функционирует экономическая система.

Автор исходит из того, что стандартам чистой теории более или менее соответствует микроэкономическая наука.

Микроэкономика имеет большие достижения в анализе функциональных зависимостей, формирующихся в современном рыночном хозяйстве. Однако ее серьезным недостатком акад. А.Д. Некипелов считает то, что в рамках этой дисциплины практически не уделяется внимания проблеме «логической эволюции» экономических отношений и лежащих в их основе институтов. Речь при этом идет не о дефиците исторических описаний процесса развития экономических отношений. Идея заключается в том, что получение целостного представления об экономическом объекте связано с нахождением исследователем «магистрали», которая способна довести его от простейшего представления об объекте до его сложных, развитых форм. Сведение анализа к изучению исключительно экономических форм в том виде, как они проявляются в реальной жизни («на поверхности явлений»), неизбежно приводит к тому, что одно явление приходится объяснять с помощью других явлений, которые ранее не были определены. Проблема потребительского выбора, с которой часто начинается изложение в учебниках по микроэкономике, является хорошим примером. Она описывает такие действия потребителя, которые при заданных величинах его дохода и рыночных цен обеспечивают максимизацию полезности. Но откуда берутся цены и доход, какова их экономическая природа? Молчаливо предполагается, что студент знает о них из своего опыта. Но это означает, что экономические модели оказываются «лишенными глубины»; они отражают свой предмет так, как если бы он не имел ни истории, ни будущего.

Выведение основных характеристик экономической системы, отталкивающееся от одной из ее наиболее простых характеристик, было в свое время инициировано К. Марксом в «Капитале». Реализация этого метода, как известно, предъявляет особые требования к выбору исходной модели исследования: последняя должна быть настолько проста, чтобы свести к минимуму количество понятий, экзогенно вводимых в виде аксиом.

Еще в упомянутой выше монографии 2006 г. акад. А.Д. Некипелов пришел к выводу, что начальным пунктом исследования для чистой экономической теории должна стать так называемая модель «робинзонады». Ее анализу целиком посвящен первый раздел учебника — «Основы экономического поведения индивида»[3]. В ходе этого исследования вводятся — в простейшей форме — многие из понятий, имеющих ключевое значение для понимания современной рыночной системы.

На этом уровне анализа в качестве подлинных издержек, которые несет «робинзон» рассматривается само время его жизни, расходуемое на производственную деятельность и досуг. Соответственно стоящая перед изолированным индивидом задача сводится к максимизации уровня благосостояния при помощи оптимального распределения времени между различными видами производственной деятельности и досуга. Опираясь на известные из микроэкономики аксиомы в отношении человеческих предпочтений и производственной деятельности, автор показывает, как решается эта задача, в том числе с учетом возможной ограниченности ресурсов, фактора времени, а также условий неопределенности.

Во втором разделе — «Экономика натурального обмена» — на базе результатов, полученных при исследовании модели «робинзонады» — выявляются движущие силы формирования отношений обмена и развития разделения труда между индивидуальными экономическими агентами. Вначале модель «Робинзон плюс Пятница» используется для того, чтобы продемонстрировать, каким образом различия в предельных нормах замещения одних товаров другими, имеющее место у этих двух экономических агентов, создает предпосылки вначале для взаимовыгодного обмена, а далее – и для разделения труда. Затем модель расширяется до случая, когда экономическая система включает многих участников, что позволяет выявить факторы, приводящие к устойчивому разделению труда между индивидуальными производителями. Уже здесь удается ввести в анализ многие фундаментальные понятия — частная собственность, товарный обмен, пропорции обмена, общее равновесие (равновесие по Вальрасу), эффективность по Парето и др.

Третий раздел работы — «Простая рыночная экономика» — посвящен исследованию тех изменений, которые претерпевает меновая экономика в условиях, когда обмен начинает опосредоваться деньгами. Эта экономическая система характеризуется в книге как простая рыночная экономика, поскольку в ее рамках отсутствует один из важных рынков – рынок труда. Главными участниками отношений в этой системе остаются, таким образом, индивидуальные производители, связанные друг с другом общественным разделением труда.

Само появление денег рассматривается как естественный процесс выделения из мира товаров всеобщего эквивалента, обеспечивающего возможность кардинальным образом сократить трансакционные издержки, неизбежно сопровождающие натуральный обмен. Наряду с хорошо известными функциями денег – меры меновой ценности, средства обращения, средства накопления и средства платежа – автор вводит здесь новую функцию денег — средства заимствований. Эта новая функция денег позволяет прояснить их роль в опосредовании трансвременного обмена, выявить факторы, приводящие к возникновению отношений потребительского кредита, определить природу процентной ставки и механизм формирования ее равновесного уровня.

Возникновение денег модифицирует понятия издержек и эффекта, которые были введены еще при анализе модели «робинзонады». Чистый денежный доход – разность валового дохода и денежных расходов – предстает как носитель полезности. Более того, чистый доход далее распадается на факторные доходы, извлекаемые индивидуальным товаропроизводителем — общую отдачу физического капитала, рентный доход от природных ресурсов, а также остаточный доход, который автор называет «трудовым доходом». Автор показывает, что общую отдачу капитала можно определять двумя способами. Согласно первому она равняется сумме начисленной амортизации и процента на авансированный капитал. Согласно второму методу отдача на капитал совпадает с суммой его обесценения и процента на остаточную величину его стоимости[4]. В свою очередь отдача на капитал и рентный доход могут рассматриваться как альтернативные издержки соответствующих факторов производства – физического капитала и земли. Но тогда максимизация остаточного дохода (трудового дохода) становится целевой функцией индивидуального производителя в простой рыночной экономике.

Анализ целевой функции индивидуального экономического агента , а также его потребительских предпочтений составляет основу изучения его поведения как производителя и потребителя. На этой основе становится возможным построить функции индивидуального спроса и предложения.

Следующим шагом становится анализ отраслевых рынков и механизмов достижения частичного и общего равновесия в условиях совершенной конкуренции индивидуальных товаропроизводителей. В рамках частичного анализ автор показывает, как функции индивидуального спроса и предложения трансформируются в соответствующие отраслевые функции и каким образом достигается частичное равновесие. Общее равновесие прямо связано с реаллокацией производственных ресурсов между отраслями экономики. Чтобы студенты могли лучше прочувствовать взаимосвязи, существующие между различными частями экономики, здесь же даются основы модели «затраты — выпуск». Благодаря этому удается уже на этом уровне исследования ввести такие макроэкономические категории, как совокупные спрос и предложение, совокупные инвестиции и сбережения, конечная и промежуточная продукция, совокупная добавленная стоимость. С позиций методологии, применяемой в представляемой работе, очень важно, что агрегированные величины непосредственно увязаны с многочисленными сделками, лежащими в их основе.

В заключительной главе раздела исследованию подвергается крайне сложная и не имеющая в современной теории однозначной трактовки проблема групповых экономических агентов и механизмов принятия ими решений (так называемая проблема «социального выбора»). Необходимость в исследовании именно здесь этого вопроса связана с необходимостью как рассмотрения ряда дополнительных вопросов, возникающих в условиях простой рыночной экономики, так и формирования основ для последующего анализа. Что касается простого рыночного хозяйства, то представляют интерес две особые группы – домашние хозяйства и общество в целом, представляемое государством. Обе эти группы оказывают заметное влияние на размещение ресурсов, а потому важным является понимание того, каким образом они принимают решения. Понимание этого важно также для последующего исследования поведения фирм, поскольку капитал многих из них принадлежит не одному, а группе собственников.

В учебнике излагаются имеющиеся подходы к проблеме группового выбора. Автор показывает, почему предположение, согласно которому каждая группа обладает собственной системой предпочтений, должно, к сожалению, быть отвергнуто. Поэтому он присоединяется к исследователям, полагающим, что социальный выбор совершается на основе согласования индивидуальных интересов членов группы. При этом очень важно понимать, что такая гармонизация возможна только в том случае, когда членами группы принимаются базовые правила («базовые институты»), опосредующие принятие совместных решений. Показано, что с этой точки зрения рынок представляет собой один из инструментов согласования индивидуальных интересов. Однако предпосылкой его нормального функционирования является свобода принятия решений экономическими агентами, уважение ими права частной собственности и обязательств, которые они принимают на себя, вступая в экономические отношения.

Несомненно, такой подход к проблеме социального выбора характеризуется «закольцованностью» предпосылок и результатов: для того, чтобы принять согласованное решение, члены группы должны предварительно согласовать механизм принятия решений. Но эта очевидная тавтология, полагает автор, обладает большим количеством достоинств, чем недостатков: она вполне соответствует действующим на практике механизмам создания групп и, что еще важнее, позволяет понять причины, по которым многие из них оказываются недолговечными. Таким образом, такой подход соответствует выводу об относительности групповых интересов.

Четвертый раздел работы посвящен теории фирмы.

В связи с анализом технологических основ возникновения этого важнейшего участника современной рыночной экономики акад. А.Д. Некипелов вводит понятие элементарной производственной системы. Под ней он понимает сочетание производственных факторов, обеспечивающее выпуск самостоятельного продукта в соответствующем количестве. Развитие науки и технологий приводит к формированию таких элементарных производственных систем, которые предполагают кооперацию многих работников. Тем самым создаются технологические предпосылки для появления фирмы. Автор использует известный подход Р. Коуза для обоснования причин, в силу которых фирма, как правило, опирается не на одну, а несколько элементарных производственных систем. Именно поэтому становится необходимым проводить различия не только между общественным и внутрифирменным разделением труда, но и между технологическим разделением труда в рамках элементарных производственных систем и разделением труда между ними внутри фирмы.

Широкий круг вопросов становится предметом изучения в связи с анализом социально-экономической природы фирмы. Автор уделяет серьезное внимание дискуссии о том, является ли фирма экономическим агентом или полем, на котором формируются особые экономические отношения. Тщательному анализу подвергаются роль и функции различных экономических агентов, действующих в рамках фирмы (собственника капитала, предпринимателя, менеджера и наемного работника). Специально изучается вопрос об изменениях, которые претерпевает рыночная экономика в результате того, что производство в новых условиях оказывается основанным не на индивидуальном труде, а на кооперации многих наемных работников.

Особого внимания заслуживает представленный в учебнике анализ поведения конкурентной фирмы. Акад. А.Д. Некипелов знакомит читателей со стандартным изложением этой проблемы, которое базируется на предположении, что целевой функцией фирмы является максимизация экономической прибыли. Фирму с такой мотивацией он называет «неоклассической». Вместе с тем, в учебнике дается подробный анализ поведения «классической фирмы», ориентированной на максимизацию отдачи капитала (нормы прибыли). Выявлены как точки соприкосновения, так и особенности в поведении этих двух типов фирм. Подробно анализируется вопрос о том, какая из мотиваций в наибольшей степени соответствует природе капиталистической фирмы. Его вывод – в пользу мотивации «классической фирмы», то есть максимизации отдачи капитала.

В заключительной главе раздела исследованию подвергается процесс воспроизводства капитала фирмы, то есть анализ перемещается в сферу экономической динамики. Автор знакомит читателя с кругооборотом индивидуального капитала, типами его воспроизводства. В основном тексте главы дается общее представление о теории оптимального управления как современном инструменте изучения вопросов экономической динамики; в приложении дается ее строгая математическая формулировка. В связи с анализом воспроизводства индивидуального капитала прослеживаются силы, порождающие тенденцию к укрупнению производственных систем (концентрации капитала), а также сопутствующий этому процесс отделения собственности от управления.

Предметом пятого раздела является исследование отраслевых рынков. Одна его часть посвящена изучению особенностей различных рыночных структур – совершенной конкуренции, монополии, олигополии и монополистической конкуренции. Отличие от стандартного изложения этих вопросов в учебниках экономической теории состоит в том, что они рассматриваются применительно к двум случаям: когда входящие в отрасль фирмы стремятся к максимизации экономической прибыли и когда они ориентированы на увеличение отдачи капитала.

В разделе анализируются также особенности действия рыночного механизма в различных отраслях экономики. Дается общая характеристика структуры общественного производства. При этом отрасли группируются по двум признакам – отношению, с одной стороны, к материальному и нематериальному производству, а, с другой, — к реальному сектору экономики и сектору так называемых «системообеспечивающих видов деятельности»[5].

Составной частью отраслевого анализа является изучение провалов рынка. Наряду со стандартным исследованием сбоев в действии рыночного механизма под влиянием асимметрии информации, существования общественных благ и побочных эффектов, нарушения условий совершенной конкуренции акад. А.Д. Некипелов делает предметом изучения принципиальную неспособность рынка учитывать так называемую «неэгоистическую часть» индивидуальных преференций. Отсюда вытекает следующий важный вывод: общее рыночное равновесие может рассматриваться как воплощение социального оптимума только в том случае, если все экономические агенты обладают индивидуальными предпочтениями, характерными для «экономического человека А. Смита».

Шестой раздел работы посвящен изучению важнейшей системообеспечивающей сферы рыночной экономики – финансового сектора. Последний исследуется под углом зрения его вклада в эффективное использование ресурсов.

Денежно-кредитная система является важным элементом финансового сектора. Ее функционирование рассматривается как в условиях товарных денег (золотого стандарта), так и в условиях кредитных денег. При этом в соответствии с принятым в работе подходом особое внимание уделяется факторам, определившим отказ от золотого стандарта.

Подробно рассматриваются основные виды ценных бумаг и операции с ними. Внимание читателей привлекается к взаимосвязи рынка денег и рынка финансовых активов. Специальная глава посвящена проблеме управления финансовыми активами. В ней весьма подробно излагаются «современная портфельная теория» и «модель оценки стоимости финансовых активов» (CAPM).

В заключительной главе раздела анализируется также природа финансового капитала и его роль в современной экономике. Автор определяет финансовый капитал как особую форму капитала, ориентированную исключительно на получение дохода от финансовых инвестиций. Особое внимание в связи с этим автор уделяет раскрытию той противоречивой роли, которую этот вид капитала играет в функционировании финансовой системы, в частности, в развертывании финансовых кризисов.

Экономическая система существует в пространстве и во времени. Связанный с этим круг вопросов стал предметом седьмого раздела учебника.

В отличие от большинства работ по экономической теории автор дает читателям базовое представление о так называемой «экономике чистого пространства», в рамках которой анализируются общие закономерности размещения производительных сил, роли которую играют в этом процессе транспортный и рентный факторы. В то же время автор уделяет большое внимание изучению национальной и мировых экономик как двух предполагающих друг друга пространственных формы организации хозяйственной жизни.

Он рассматривает существование национальных валютных систем и национальных систем управления внешнеэкономическими связями как важнейшие факторы, определяющие наличие у международных экономических отношений известной специфики по сравнению с отношениями, складывающимися во внутринациональных рамках. Экономическая роль национальных границ связывается акад. А.Д. Некипеловым с тем, что в мирохозяйственной сфере проявляются интересы не только отдельных фирм и людей, но и конкурирующих друг с другом государств. Данное обстоятельство накладывает свой отпечаток на ход процесса глобализации. По мнению автора, сегодня уже очевидна упрощенность представления, в соответствии с которым технологический прогресс предопределяет однонаправленное движение мировой экономики к формированию однородной рыночной среды. Процесс, несомненно, будет носить «игровой характер». Он будет сопровождаться борьбой национальных и региональных интересов, мучительным согласованием позиций в отношении «правил игры» на мировой арене и займет очень длительное время.

Динамика хозяйственной системы в целом рассматривается в работе с двух позиций — чистой экономической теории и классической макроэкономики.

С точки зрения чистой экономической теории, оптимальная долгосрочная траектория движения экономической системы во времени представляет собой ее последовательный переход от одной точки социального оптимума к другой. При упрощающем предположении, что члены общества являются «экономическими людьми А. Смита», это движение выражается в перемещении от одной точки общего рыночного равновесия к другой. Такая динамика экономической системы, как показывает акад. А.Д. Некипелов, не может быть охарактеризована каким-то одним показателем: она проявляется в изменениях многочисленных компонентов векторов конечного, промежуточного и валового продуктов. В силу многомерности процесса адекватным для выражения его характера является термин «экономическое развитие», а не экономический рост.

В противоположность этому подходу в классической макроэкономике динамика хозяйственной системы отождествляется с экономическим ростом, который характеризуется одним единственным показателем — изменением величины валового внутреннего продукта (в целом или на душу населения). С одной стороны, такой подход, сводящий сложную векторную действительность к простому скалярному представлению, вступает в противоречие с базовыми аксиомами чистой экономической теории, а именно несопоставимостью индивидуальных уровней благосостояния[6]. В то же время этот подход позволяет охарактеризовать динамику хозяйственной системы в простой и наглядной форме.

В заключительном восьмом разделе акад. А.Д. Некипелов обращается к вопросу о возможностях государства воздействовать на характер экономического развития в том случае, когда оно полагает, что одно лишь действие рыночного механизма не может обеспечить достижения социального оптимума. Как уже отмечалось выше, чистая экономическая теория непригодна для решения практических задач. Поэтому государству приходится действовать в духе «second best» (второго наилучшего выбора), стремясь максимально приблизиться к оптимальному состоянию социума. С этой целью оно использует как макро-, так и микроэкономическую политику.

Задача макроэкономической политики состоит в том, чтобы в долгосрочном плане поддерживать устойчивый экономический рост, а в краткосрочном — обеспечивать ее выход на уровень потенциального выпуска. В учебнике приводятся базовые макроэкономические модели, нацеленные на решение этих задач. Показывается также, что в своем непосредственном виде они не дают возможности делать однозначные выводы в отношении последствий тех или иных решений. Это объясняется тем, что некоторые ключевые параметры этих моделей (характер господствующих ожиданий, скорость приспособления экономики к шокам и т.п.) носят экзогенный характер, и в отношении их оценки у представителей различных направлений макроэкономической науки сложились различные представления. Более того, невозможно однозначно ни подтвердить, ни опровергнуть эти представления при помощи анализа фактических данных: в различные периоды и в различных ситуациях результаты оказываются разными. Это означает, что для обоснования практических действий, которые следует предпринимать в конкретный момент времени, необходимо оценить текущее состояние экзогенных параметров. Чтобы сделать это, приходится прибегать к помощи других наук — эконометрики, социологии, массовой психологии и др.

Что касается микроэкономической политики, то она направлена, с одной стороны, на компенсацию провалов рынка, а, с другой, на сознательную коррекцию действия рыночного механизма в тех случаях, когда власти рассматривают их результаты как неоптимальные с социальной точки зрения. В работе дается краткая характеристика основных видов экономической политики, нацеленных на внесение изменений в складывающуюся аллокацию ресурсов. При этом подчеркивается, что ключевым и, в точном смысле слова, неразрешимым здесь является вопрос о параметрах общественного оптимума, и властям приходится формулировать экономическую политику на основе междисциплинарного анализа сложившейся ситуации и их нормативных взглядов.

Реализованный в труде акад. А.Д. Некипелова подход позволяет сделать несколько важных выводов общего характера.

Вывод первый. Чистая экономическая теория, построенная на аксиоматической основе с использованием дедуктивного метода, дает возможность получить глубокие знания о взаимосвязи и соподчиненности основных структурных элементов экономической системы, понять ключевые механизмы ее функционирования и развития. Она же позволяет логически объяснить невозможность однозначного определения состояния социального оптимума.

В то же время эта теория принципиально не приспособлена для того, чтобы быть основанием для экономической политики. Уже это означает, что она не нуждается ни в какой «стыковке» с другими научными дисциплинами в рамках столь модных междисциплинарных исследований. Представляя собой взгляд на социум под экономическим углом зрения (а не науку, описывающую отдельный сектор социума), чистая теория внутри себя (а не на «стыках») содержит культурную (вспомним о проблеме предпочтений экономических субъектов), политическую (вспомним о проблеме социального выбора) и правовую (вспомним, к примеру, о базовых институтах рыночной экономики) компоненты.

Вывод второй. Макроэкономическая теория построена на иных, чем чистая экономическая теория постулатах. Она дает огрубленное представление об экономической действительности в силу того, что сознательно укрупняет (и, в этом смысле, примитивизирует) ее структуру. Но именно в силу данного обстоятельства она позволяет давать более или менее однозначные оценки экономическому развитию и совместно с рядом других наук (вот где нужна мультидисциплинарность!) формулировать практические рецепты. Таким образом, гетерогенные научные знания нужны не для того, чтобы проникнуть в глубинный смысл исследуемых экономических проблем. Они необходимы для выработки конкретных рецептов для конкретных ситуаций. Причем, сами эти рецепты не могут претендовать на достижение с их помощью большего, чем некоторого приближения к социально желательному результату.

Приложение

  1. А. Некипелов. Общая теория рыночной экономики. М.: Магистр, 2017
  2. См. Некипелов, А. Становление и функционирование экономических институтов. От «робинзонады» до рыночной экономики, основанной на индивидуальном производстве. М.: Экономистъ, 2006
  3. Оглавление книги представлено в приложении к настоящему тексту
  4. Отсюда ясно, что в отличие от общепринятого мнения амортизация физического капитала и его обесценение не совпадают друг с другом. Этот тезис подробно обосновывается в работе
  5. Продукция «системообеспечивающих видов деятельности» — в отличие от продукции отраслей, принадлежащих реальному сектору экономики – не является ни потребительскими благами, ни (промежуточной) продукцией, принадлежащей технологической цепочке, завершающейся созданием потребительского блага. Торговое и финансовое посредничество, равно как и производство средств обращения (денег) являются, таким образом, примерами «системообеспечивающих видов деятельности». Такое название связано с их вкладом в эффективное функционирование экономической системы.
  6. Эта аксиома нарушается, когда сумма индивидуальных доходов – одно из трех выражений валового внутреннего продукта – рассматривается как показатель общественного благосостояния